woman-six-arms-multitasking-her-work-and-daily-lifeТридцать шесть лет, если верить результатам недавнего опроса, – это возраст, в котором ставишь крест на своей карьере. В возрасте от 20 до 30 пытаешься как-нибудь разобраться со своими делами в достаточной степени, чтобы найти работу, а затем не успеешь оглянуться, как тебе уже за 30, и даже думать о том, этим ли ты хотел заниматься, уже слишком поздно. Маятник жизни качается дальше. Таблицы днём и попытки расслабиться ночью. «Анатомия страсти».

Исследование, проведённое бухгалтерской фирмой AAT, обнаружило, что люди начинают ощущать, что находятся «в ловушке» своей карьеры, примерно к 35 годам. Тридцать один процент опрошенных заявил, что задумывается о смене рода деятельности как минимум дважды в месяц, но основная преграда, мешающая им заняться чем-нибудь получше, состоит в том, что переобучение стоит чересчур дорого.

Мы поговорили с шестью людьми, которым около 35, о том, как работа сейчас вписывается в их жизнь.

Хабиб, 34 года, вышибала

О своей работе я на самом деле даже не мечтал. Думал, я в итоге буду заниматься чем-то более интересным или эффектным, чем это. Раньше я работал менеджером в букмекерской конторе, и это нравилось мне больше, но работа на входе больше подходит нам с женой. Мы сейчас в разводе, но у нас две маленькие дочурки, и я работаю по ночам, а она работает днём; в таком случае за детьми всегда есть кому присмотреть.

Я не особенно старательно учился в школе и никогда не думал, что у меня будет такая работа, где придётся носить накрахмаленную рубашку. Стоять на входе по ночам бывает довольно тяжко – к дневному сну невозможно привыкнуть по-настоящему. Но я не жалуюсь на это друзьям. Ребята, с которыми я работаю, нормальные, и мы частенько смеёмся вместе. Я очень часто наблюдаю дурное поведение в клубах, в которых работаю, поэтому у меня всегда есть хорошие истории, а это мне сейчас на пользу.

Эбигейл, 34 года, журналистка-фрилансер с маленьким ребёнком

Амбициознее всего я была ближе к 30 годам, а затем, примерно в 30, я решила, что это всё фигня; тогда-то я и подалась во фриланс. Для меня и множества моих приятелей главное после 30 – это семья и пускание корней. В данный момент я просто хочу работать, чтобы не мучиться и получать хорошие деньги, что должно иметь место, если вы занимаетесь примерно одним и тем же уже почти 15 лет; в противном случае у вас, вероятно, не очень хорошо получается.

Я думаю, что после того, как начинаешь зарабатывать определённую сумму, сменить род занятий очень трудно. Полагаю, исключением являются люди, которые выходят в свободное плавание и занимаются чем-нибудь связанным с предпринимательством. Это тот возраст, в котором начинаешь думать: «О-о-о, хочу запустить шикарный вебсайт / музыкальный лейбл / кондитерскую», – но сделать это на самом деле могут очень немногие. Полагаю, если у вас есть партнёр, который очень хорошо зарабатывает и мог бы вас поддержать, это можно сделать. Как в том случае, когда банкир спонсирует капризы жены по части дизайна интерьера… но я думаю, что это редко и старомодно.

Джеймс, 36 лет, работает в маркетинге

Мой отец проработал на одну и ту же компанию 40 лет. Главным его посланием мне и моему брату, когда мы росли, было: «Не делайте то же, что и я, проявите творческую жилку». Поэтому в университете я занимался драматургией, а затем подумал, что мне следует работать на телевидении, и поэтому прозанимался этим год-два, а потом ушёл, чтобы основать комедийную скетч-труппу. Мы достаточно хорошо старались, чтобы пробиться. Некоторые из моих приятелей сейчас получают BAFTA и пишут для Radio 4. Большинству с этим не повезло. Я временно работал в офисе, чтобы прожить, но затем почувствовал, что, возможно, мне понравится какое-то время действительно зарабатывать деньги, а не с трудом наскребать на жильё, и поэтому устроился на постоянную работу в маркетинге и решил, что буду писать в свободное время.

Затем я женился и пошёл на другую работу в маркетинге, которая лучше оплачивается и с которой тяжелее уйти. Так что я до сих пор пишу, но иллюзия «писательство – моя работа» рассеивается. Амбиции, полагаю, до сих пор никуда не делись, хотя мне 36. Но голову забивает и другое. Брак, который нужно поддерживать, дети, ипотека… И потом, реальность творческой работы не соответствует тем амбициям, которые у меня были в 20 с хвостиком. Самый креативный стенд-ап в лучшем случае попадает на дешёвые гостевые шоу типа «8 из 10 кошек». Полагаю, амбиции можно умерить, когда видишь границы того, чего могут добиться твои сверстники. Стремление сменить работу не обязательно уходит, но, возможно, уходит способность это сделать.

Джей, 31 год, обивщик

Я всю жизнь зарабатывал копейки. Я относительно доволен своим выбором рода занятий, но хотелось бы чего-то более высокооплачиваемого. Правда, чтобы взяться за что-нибудь новое, нужно очень много времени, и это обычно жутко дорого. Мне понадобилось лет 25, чтобы решить, что я хочу делать со своей жизнью, поэтому мне, пожалуй, следует просто заниматься этим и дальше, но требовать от людей более высокой платы. В университете я изучал кино, потому что в то время всем говорили поступать в университет.

После этого я какое-то время работал в кинотеатре, потому что не имел права чем-либо заниматься. Чтобы получить ту работу, которая у меня сейчас, я уехал домой к родителям на год, чтобы позволить себе переобучение, которое с возрастом становится болезненнее. Кроме того, заниматься тем, что любишь, невесело, когда месяцами переживаешь из-за того, как будешь оплачивать страховку своей машины и подарки друзьям на день рождения за несколько месяцев до праздника. В будущем мне хотелось бы стать электриком – зарабатываешь как следует, да ещё и есть возможность заглядывать в чужие дома!

Дейзи, 38 лет, художник-оформитель

Я совсем не чувствую себя застрявшей – это было бы очень тягостно. Одна из главных причин состоит в том, что мной не движет потребление. Мои месячные расходы невелики, и мне важнее откладывать деньги, чем тратиться на сиюминутные радости. Эти сбережения открывают больше возможностей, чем любые новые шмотки или гаджеты.

Однако я ещё и попросту не боюсь принимать важные решения. В 33 года я отправилась путешествовать на год, вернулась в Лондон без гроша в кармане, и я вижу, чего добилась упорным трудом. Я могла бы сделать это ещё раз. Отсутствие детей облегчает это, так как мои действия влияют только на нас с мужем. Тому, чтобы «жить своей жизнью, пока молодой», уделяется огромное внимание, однако с возрастом приходит мудрость и опыт – это ценные инструменты успешных перемен в жизни, и ими не следует пренебрегать.

Том, 33 года, писатель

Не думаю, что избавлюсь от амбиций. У меня на самом деле никогда не было доступа к тому карьерному росту с повышениями на работе и постепенными повышениями зарплаты, который, как мне известно, есть у других, а чтобы достичь успеха, мне пришлось несколько раз рискнуть. Обычно либо дела складываются не самым лучшим образом, либо чему-то учишься. Что касается внешних факторов, то я бы неизбежно волновался, если бы мне нужно было ещё о ком-нибудь заботиться, но риски, к счастью, всегда шли мне на пользу, поэтому я думаю, что не забуду этот урок после 40.

Полагаю, неудивительно, что люди идут на карьерные риски до того, как заводят детей. К тому времени, когда тебе за 50 и можно наконец отправить их в университет или они уезжают, потому что у них есть работа, можно снова предаться эгоизму.

Маргарита, 34 года, работает в правозащитной организации

Раньше я работала в Великобритании, но сейчас живу в Аргентине. В Британии более сильное давление, связанное с накоплением материальных ценностей. Так как я немного левачка, я бы сказала, что капитализм в поздней фазе действительно это поощряет. Моя жизнь в этом плане «нетрадиционна». Я с подросткового возраста состояла в открытых отношениях с людьми разных гендеров, а брак меня никогда не прельщал. У меня были отношения, в которых я несла ответственность за чужих детей, но, если честно, я никогда не хотела детей сама. Мне также не нравится мысль о том, чтобы быть связанной по рукам и ногам ипотекой. Полагаю, это меняет решения, которые я принимала в связи с работой. Я работаю с 8 утра до 2 дня, благодаря чему у меня масса времени на другие увлечения. Моя работа связана с правами человека в государственной власти, что доставляет огромное удовлетворение, но я также являюсь художницей и интересуюсь электроникой. Я в принципе занимаюсь тем, чем хотела заниматься в юности. Мне понадобилось много времени, чтобы найти баланс.

Некоторые имена были изменены.

Хелен Нианиас, Vice.com

Мнение авторов и содержание материалов могут не совпадать с мнением редакции Ua-Retail.com.